Назад

Один на реке. Сплав по реке Дон. Верховье.

 14.05.2014

Мое путешествие по этой великой реке началось в местах, где Дон сам на себя не очень то и похож. По крайней мере, на мой взгляд. Я привык видеть эту реку довольно широкой и глубокой. У нас в Воронежской области – это самая крупная водная артерия. И от берега до берега даже в самом узком месте расстояние составляет ни как не меньше ста метров. А здесь, в Тульской области, где я решил спустить свою надувную байдарку на воду, река больше похожа на крупный ручей и почти в любом месте ее можно спокойно перейти в вэйдерсах. Правда, даже на первый взгляд понятно, что это самая настоящая голавлиная речка, с каменистыми перекатами, обрывистыми берегами и глубокими омутами, над которыми нависают ветви кустарников и деревьев. В общем, по всем параметрам рыбалка обещала быть увлекательной.

На самом деле, я выбрал эти места не случайно и нельзя сказать, что я здесь оказался впервые. Известный и популярный нахлыстовый фестиваль «Встреча старых друзей», который я стараюсь не пропускать, как раз и проходит на этих берегах. Так что некоторые уловистые точки я приглядел заранее. Вернее, потенциально уловистые, так как во время проведения фестиваля я на этих точках ни разу ничего достойного и не поймал, но списал это не на отсутствие рыбы, а на присутствие большого количества нахлыстовиков, пытающихся ее поймать. Что еще меня привлекло в эти края! Здесь не то чтобы очень красивая природа, но, знаете, чувствуется простор. Именно ощущается всем нутром. Почему так, не знаю. Может это пьянящий аромат лугов? Или сама река, петляющая среди зеленых холмов? Или осознание того, что именно здесь более шести веков назад сошлись в великой битве Русские воины с Золотой Ордой? Не знаю. Но что-то особенное и неуловимо волнующее в этих местах точно есть.

Итак, я расставил две свои основные видеокамеры на штативах и мое путешествие по Великой реке началось. Кстати, хочу рассказать немного о моем видеооборудовании. Мне часто задают один и тот же вопрос: «А чем ты снимаешь? Наверное, очень крутая техника? И стоит немерено?» Так вот, друзья, техника у меня совсем не «крутая». Мало того, с таким набором, как у меня, думаю, трудно даже получить заказ на свадебную съемку. Уж очень несолидно выглядит мое оборудование. В том числе и основная камера. В общем-то, она и есть, по сути, бытовая, но с более высокой скоростью видеопотока, чем у совсем уж дешевых представителей этого семейства. Чтобы не вдаваться в технические дебри, скажу только, что качества ее картинки вполне достаточно для любого телевизионного канала. А «солидность» мне показывать, кроме как самому себе, некому. В качестве второй видеокамеры я использую зеркальный фотоаппарат. Им я снимаю всю красоту…, ну и есть еще третья, совсем маленькая, так называемая, экшн-камера, в обязанности которой входит экстремальная, в том числе и подводная, съемка. Плюс два штатива, запасные аккумуляторы – вот и весь съемочный комплект, который легко умещается в моей надувной байдарке.

Я не спеша накачал байдарку, стащил ее по крутому обрыву к воде, собрал свою любимую нахлыстовую удочку и тронулся в путь. Но, сразу, буквально в ста метрах от места моего старта, открылся великолепный перекат. Ну как тут не остановиться? Естественно, байдарку с вещами привязываю к дереву, растущему на берегу, а сам чуть ли не бегом ловить рыбу.

Все-таки странная вещь эта рыбалка. По крайней мере, я не могу разумно объяснить, в чем ее притягательность. Да, собственно, и объяснять-то не надо, кто не пробовал – не поймет, а кто рыбачит – сам все знает. Не зря же существует поговорка: «Рыбак рыбака видит издалека». Я сделал несколько забросов и вот она – первая поклевка, первый небольшой голавлик на крючке. Ну все, теперь не оторваться, пока не утолю свой рыболовный голод, вряд ли куда сегодня сдвинусь. Но, спустя примерно полчаса, поймав еще несколько совсем уж мелких представителей рыбьего племени, я решил все-таки продолжить путь. Вот если бы я поймал здесь более или менее трофейную рыбку, тогда можно было бы остаться и на вечернюю зорьку, а так… Тем более, начал где-то вдалеке громыхать гром и прямо по моему курсу небо уже потемнело.

Начало лета – время гроз. Это я прочувствовал на себе. Только что, казалось бы, светило солнышко и ничего не предвещало непогоды, и вот уже я гребу под сплошной стеной проливного дождя, а моя байдарка понемногу превращается в ванную. Несмотря на то, что все аппаратура спрятана в герметичный водонепроницаемый баул, палатка, спальник и запасная одежда тоже находится в гермомешке, а сам я в вэйдерсах и непромокаемой рыболовной куртке, тем не менее, грести под проливным дождем, когда вокруг постоянно сверкают молнии и гремит гром, удовольствие, прямо скажем, сомнительное. Причем, как то так странно получилось, что гроза не закончилась до самого вечера. Вернее грозы следовали одна за другой с минимальным перерывом. И, в конце концов, я стал на ночь устраивался уже в полной темноте и опять под проливным дождем. Кое-как поставил палатку, запихал в нее особо ценные вещи и залез сам. Байдарку я вытащил на берег и перевернул, а под нее сложил котелок, удочки и продукты. В палатке я зажег свой маленький фонарик и сразу мир вокруг уютным и по-домашнему теплым. Почему так? Казалось бы, всего-навсего палатка, тонкая материя отделят меня от стихии, а чувствуешь себя полностью защищенным. Парадокс.

Я съел пару сухарей, запил их водой и улегся спасть. Вроде ничего особенного и не делал, а устал. Гроза понемногу уходила куда-то на север, дождь успокаивающе барабанил по палатке и я, завернувшись в теплый спальник, уснул.

Проснулся я от каких-то непонятных звуков. По крайней мере, я этих звуков никак не ожидал. Блеяли овцы. «Ме… ме… ме…» раздавалось совсем рядом. Я тут же вспомнил про оставленные под байдаркой запасы сухарей и впопыхах расстегнул молнию палатки. В глаза мне ударил яркий солнечный свет, я зажмурился, а когда вновь открыл глаза, на душе сразу отлегло – целое стадо овец гуляло по противоположному берегу. Моим запасам ничто не угрожало. И тут я почувствовал острый приступ голода. Немудрено. Я вчера целый день ничего не ел, и только вечером сжевал два сухаря, запив их холодной водой. А тут еще овцы своим видом распалили во мне первобытные инстинкты. Я почему-то начал представлять этих мирных четвероногих, поджаривающихся на вертеле на огромном костре…. да… голод не тетка, пора готовить завтрак, а то еще и не такое привидится. Хотя вчера, в порыве всеобъемлющей любви к окружающему миру, я почти всех своих голавликов поотпускал, так что на уху у меня есть только один, который с такой жадностью заглотил мою мушку, что не оставил себе никаких шансов на выживание. Ну, на безрыбье и рак – рыба, будет уха не очень наваристая, но все равно вкусная.

Поев жиденького рыбного супчика все с теми же сухарями, просушив на солнышке все вещи, я только сейчас огляделся и понял, что лучшего места для рыбалки и не придумать. Здесь река образовала большой мелководный плес, на выходе из которого есть несколько омутков с нависшими над ними ветвями больших деревьев. Основной поток проходит совсем рядом. Другими словами, идеальное место для голавля. И что еще очень здорово – можно ловить взабродку, не использую байдарку. Правда, подойти к этому месту я мог только сверху, то есть вниз по течению, так что передвигаться следует очень и очень тихо. Что ж, тем азартнее и более похоже на настоящую охоту.

Я быстро облачился в вэйдерсы, привязал своего любимого «тощего, тонущего» жука из пенки и осторожно, стараясь не шуметь, стал заходить в воду. Несмотря на то, что вчера полдня и полночи шел дождь, вода в речке была на удивление прозрачная. В поляризационных очках видны все камешки, все травинки, танцующие в такт с течением какой-то свой, непрекращающийся ни на мгновение танец. Если честно, я всегда с замиранием сердца захожу в вэйдерсах в воду. Ведь это совсем не то, что ловить с берега или даже с лодки. Здесь ощущаешь себя настоящей частичкой этого водного мира и создается ощущение, что вот-вот тебе откроются все его тайны….

Я вышел на дистанцию заброса и начал разворачивать шнур над головой, благо места здесь было предостаточно. И знаете что, дорогие друзья, уже сам звук разворачивающегося над головой шнура ввел меня в состояние, близкое к эйфории. Я знал, да – да, именно знал, а не надеялся, что вот этот самый первый мой заброс принесет поклевку. Такое редко бывает. Наверное, как раз это и называется шестым чувством или предчувствием. И, что самое удивительное, именно так и произошло. Я послал жука под самую ветку дерева. Жук, подхваченный течением, стал набирать скорость, вот-вот и он выйдет из зоны потенциальной засады голавля, натянет леску и за ним побегут «усы». Но, в самый последний момент, когда я уже собирался сдернуть жука с пленки воды и сделать новый заброс, голавль клюнул. Вернее, жук просто исчез с поверхности, и только в следующий миг я почувствовал живую тяжесть на том конце шнура. Такой силой не мог обладать не один из вчерашних недомерков, я наконец-то подсек настоящего голавля. В качестве поводка у меня стояла обычная монофильная леска диаметром 0.14 мм, и я, чтобы не допустить обрыва этого слабого звена, в первые мгновения вываживания почти не придерживал катушку и она свободно стравливала шнур. Но, все-таки голавль не лосось, до бэкинга дело, конечно же, не дошло. Рыба начала уставать. Еще пять минут – и красавец голавль уже в моих руках. Не буду говорить, что это был супер трофей, но к килограммовой отметке его вес явно приближался.

Теперь я хочу немного прояснить, возможно, незнакомые термины для тех, кто не знаком с нахлыстовой снастью. Я, признаться, сам очень не люблю, когда в тексте встречаются слова, понятные только специалистам, поэтому постараюсь вас, друзья, не оставлять в неведении и не тратить время на поиски значений в интернете. Так вот, нахлыстовая снасть состоит из удилища и катушки. На катушку намотано:

1. Так называемый бэкинг. Название происходит от английского слова back, что в переводе означает «назад». То есть этот самый бэкинг и привязывается первым к сердечнику катушки. Он служит как бы подложкой или, если хотите, подстилкой для следующего за ним шнура и особо нужен при вываживании крупной рыбы, когда очень важна длина всей лесы. А так как нахлыстовый шнур редко бывает длинней 30 метров, бэкинг в данном случае и служит своеобразным удлинителем. При охоте за семгой не лишним будет намотать и несколько десятков метров бэкинга. Как видно из вышесказанного, следующим элементом, идущим за бэкингом и будет нахлыстовый шнур.

2. Нахлыстовый шнур в общем и целом служит одной основной цели. Так как приманки в нахлыстовой ловле практически ничего не весят, забросить их на какое-либо внятное расстояние возможно лишь с утяжелителем. Шнур как раз и является таким своеобразным грузиком. В чем его преимущество перед, допустим, тяжелым поплавком или другим грузом? Да в том, что с его помощью можно не только очень тихо и аккуратно, буквально, как пушинку, положить мушку на воду, но и вообще делать массу, на первый взгляд, невообразимых вещей. Ну, например, послать мушку «за угол» (за камень, за корягу, под нависающие ветви и т.д). Я уж не говорю о красоте нахлыстового заброса. Ведь недаром, многие вообще перестают ловить рыбу и ударяются в чистый кастинг (изучение и овладение различными видами забросов).

3. Далее, как правило, к шнуру привязывается подлесок. Они бывают разные – тонущие, плавающие, плетеные, монофильные и всякие другие. Но главное, почти все подлески имеют форму конуса. В части, где подлесок соединяется со шнуром, он толще, а на другом конце тоньше. И вот к этому тонкому концу прикрепляется обычный поводок.

4. Поводок, как правило, делается из обычной или флюрокарбоновой лески, а его толщина зависит от предполагаемого веса и силы трофея. И наконец, к поводку привязывается сама нахлыстовая приманка – мушка.

5. В нахлысте используют искусственные приманки – мушки. Многие нахлытовики, если не сказать большинство, занимаются изготовлением мушек сами. И это тоже одно из направлений, которое вылилось в отдельный вид настоящего искусства.

Итак, подытожим. Нахлыстовая снасть – это удочка с катушкой, на которой последовательно находятся: бэкинг, шнур, подлесок, поводок и мушка. Вот так, все очень просто. Что же касается меня, то я обычно бэкинг и не наматываю, так как еще не встречалась мне рыба, которая стащила бы весь шнур. Когда такой монстр клюнет, тогда и начну подматывать бэкинг.

Ну а голавля я, конечно же, отпустил. Вообще, для меня, если честно, не совсем понятен закон, который не разрешает брать рыбу, не дотягивающую до определенного размера. В этом случае получается, что можно спокойно «по закону» изымать половозрелые особи, которые к следующему или даже в этом сезоне могут принести миллионное потомство, а вот «мальков», у которых и так шансы на выживание невелики, почему-то трогать нельзя. Логика для меня выглядит, мягко говоря, странно.

Так вот, голавля я отпустил, загрузил байдарку вещами и не спеша тронулся дальше. Мое передвижение несколько отличается от обычного сплава. Ведь мне необходимо не просто плыть по течению, а еще и снимать весь этот процесс на видео. И, чтобы картинки были разноплановыми, я часто причаливаю к берегу, ухожу вперед, ставлю там на штативе камеру, возвращаюсь и сплавляюсь по реке, но уже «в кадре». Кроме того, в потенциально уловистых местах, я останавливаюсь и ловлю рыбу. И соответственно, снимаю этот процесс тоже. Так что скорость моего передвижения по реке невелика. Но с другой стороны, в мои задачи не входит постановка каких-либо рекордов, да и протяженность маршрута ничем, в общем-то, не ограничена.

Ближе к полудню я оказался в месте, где в Дон впадает речка Непрявда. Именно здесь, как считают историки, войска Дмитрия Донского переправились на правый берег Дона. Интересно в те далекие времена река была такой же или все же более полноводной. Как вы думаете? Я собственно, почему спрашиваю? Просто сейчас в этих местах реку можно перейти вброд почти в любом месте. Может быть, раньше было не так все просто. И еще, что для меня совсем немаловажно, здесь на берегу есть святой источник с чистой и вкусной водой. Естественно, я не преминул этим воспользоваться и не только напился впрок, но и наполнил все свои емкости. Это во времена Дмитрия Донского воду из реки, может быть, и можно было пить просто так, но сегодня… я уж лучше из источника. На всякий случай.

Я проплыл еще несколько километров вниз по течению и решил встать лагерем у живописного переката. Тем более, что по небу опять загуляли грозовые тучи, где-то вдалеке загромыхал гром, а второй раз подряд устанавливать палатку в грозу и под проливным дождем мне что-то не хотелось. Я быстро нашел ровное место для палатки, разбил лагерь, и отправился на перекат на рыбалку. На этот раз не для удовольствия, а из чувства голода. Чтобы наловить себе рыбки на обед мне понадобилось около получаса. Кстати, и здесь на перекате я ловил на все того же тонущего жучка. Как правило, большинство имитаций жуков, предназначенных для ловли голавля, скопированы с майского жука. А мой жук совсем на майского не похож. Так в чем же его основные отличия? Ну, во-первых, как и понятно из названия, жук не «сухой» (так у нахлыстовиков называются плавающие приманки, которые не тонут), а «мокрый» (как вы догадались, слово «мокрый» означает приманку, которая как раз таки тонет). А во-вторых, он имеет явно выраженную вытянутую форму, поэтому я его называю «тощим». Иногда, я подгружаю этого жучка еще и свинцовой проволокой. Тогда, даже на довольно сильном течении его веса, как правило, хватает, чтобы достигнуть донных слоев воды.

Сварив небольшой котелок наваристой ухи, заправленной луком, солью и сухарями, я устроился на берегу реки и впал в состояние некой прострации. Текущая вода, бегущие по небу облака и сытость в желудке прогнали на некоторое время из головы все мысли. Между тем, раскаты приближающейся грозы и потемневшее небо все-таки вывели меня из ступора и я, проверив, хорошо ли привязана байдарка, отправился спать в палатку. Завтра за мной должна приехать редакционная машина и на этом мой первый короткий этап путешествия по верховьям реки Дон завершится.












Показать записи, отмеченные такими же тегами:


Яндекс.Метрика