Назад

Путешествие по реке Ведуга или "индейская свечка"

 03.10.2014

Интересно, а что нами движет, когда мы отправляемся в путь? Ну, рабочая командировка — это понятно. С семьей в отпуск на море — тоже без вопросов. Ну а если, как сейчас модно говорить, что-нибудь более экстремальное? Например, сплав по реке или хотя бы просто турпоход. Но в условиях дикой природы. Подальше, так сказать, от цивилизации и комфорта. Это-то нам зачем? Жажда новых впечатлений? Желание испытать себя? Или что-то еще? Может атавизм далеких предков дает о себе знать? Вопрос, как говорится, открытый.

Недалеко от границы города Воронежа в Дон впадает небольшая речушка — Ведуга. Ширина ее в среднем метров пять-десять. На плесах она немного разливается, но в некоторых местах сужается почти до ручья. С нее-то я и решил начать свое путешествие к Дону.

Речка на удивление, оказалась очень живописной. И это несмотря на то, что протекает она по самым, что ни на есть густонаселенным местам. Дело в том, что ее русло за многие тысячи лет прорезалось достаточно глубоко в землю, создав своеобразный каньон среди равнины. Берега этого, так сказать, каньона густо поросли деревьями и кустарниками, образовав местами абсолютно непролазную чащу. Получился некий изолированный затерянный мирок среди бескрайних сельскохозяйственных полей. Поверьте, пока находишься наверху, никогда не подумаешь, что рядом есть такой не тронутый человеком уголок природы. Да, хорошо — простор, птички поют, но цивилизация и присутствие человека чувствуются чуть ли не самой кожей, всем нутром. А вот если спуститься к реке (это совсем нелегко, кстати), то как бы моментально переносишься в дикие леса Амазонки. Утрирую, конечно, но ощущения именно такие. И речка совсем непохожа на равнинную. Здесь и мелководные перекаты, и небольшие пороги и настоящие завалы из упавших и снесенных в половодье деревьев. Плывешь на байдарке по такой речке, а над тобой склоняются ветви, образуя природный туннель, и создается полная иллюзия дикой реки, протекающей вдали от цивилизации. Только иногда, доносящиеся звуки работающего трактора напоминают, что рядом миллионный город, до которого всего-то полчаса езды на автомобиле.

Пройдя пару небольших порожков и немного привыкнув к реке, я решил сделать небольшой перерыв на рыбалку. Нашел небольшой песчаный пляжик, вытащил на него байдарку, а сам взял в руки нахлыстовую удочку, привязал маленького искусственного жучка и отправился за голавлем. В этот раз я опять не стал брать с собой никакой еды в надежде на то, что река не даст мне сильно голодать. Тем более что опыт в нахлысте у меня уже какой-никакой появился и поимка головля перестала быть чем-то из ряда вон выходящим. Итак, я приметил небольшой омуток, который образовался сразу за перекатом и забросил туда мушку. Буквально сразу же последовала поклевка, и небольшой голавлик оказался на крючке. Но я подозревал, что в таком приятном месте должна быть рыбка и покрупнее. В азарте я размахнулся для следующего заброса и… мушка крепко засела в ветвях деревьев у меня за спиной. Совсем забыл, что здесь везде густые заросли и делать забросы над головой надо очень осторожно. Ну ладно, сам виноват.

Между тем, пока я возился с запутавшейся снастью, стало быстро темнеть. Это там, наверху, сумерки наступают не сразу. А здесь, как только солнце зашло за горизонт, почти мгновенно наступила ночь. Ну, хорошо, не совсем ночь, но стало темно. А лагерь у меня не готов. Мало того, где здесь поставить палатку, я даже не представлял. Я уже говорил, что причалил к маленькому пляжу. Так вот, он на самом деле был маленький, где-то полтора метра в длину и полметра в ширину. Но даже таких мест на реке оказалось немного. Если быть точнее, за весь сегодняшний сплав я встретил песок на берегу впервые. В большинстве своем все берега глинистые, обрывистые и заросшие. Если не деревьями, то крапивой выше человеческого роста. В общем, неправильные берега с точки зрения постановки палатки. Нет, конечно, всегда можно вылезти наверх и устроиться на окраине поля. Но, во-первых, это метров сто по крутому склону с палаткой, спальником, ковриком и водой. Да еще через заросли крапивы. А во-вторых, радости от ночевки на каких-то там сельхозугодьях я почему-то не испытывал. Тем более когда под боком «дикая» река. В конце концов я поехал от цивилизации, а не к ней. Поэтому я развернул коврик из пенки на надувном дне байдарки и расстелил спальник. А зачем мне палатка? Дождя не предвидится, комаров, как ни странно пока нет, а если и появятся, у меня есть репеллент. Получилось очень уютно и мягко. И за звездами хорошо наблюдать. Единственное, что не давало полностью насладиться моментом, так это досадное чувство голода. Как-то я увлекся сплавом, рыбалку оставил на самый последний момент и поймал всего одного небольшого голавлика. Толку от него никакого — уху не сваришь.

Проснулся на рассвете. Попил пустой чай и пошел ловить рыбу. Пройдя в забродниках буквально десяток метров вверх по течению, я прямо перед собой увидел двух больших голавлей. Я даже не подозревал, что здесь такие водятся. На глаз примерно по полтора килограмма каждый. Меня аж затрясло немного. Тихо, стараясь не делать резких движений, я забросил своего жучка прямо перед мордой ближнего ко мне монстра. Ноль эмоций. Даже не шелохнулся. Течение отнесло мушку в сторону. Я размахнулся для второго заброса, но сделал это, видимо, не так осторожно, и голавли, испугавшись, молниеносно скрылись в глубине. Я сделал еще пару забросов вслед ускользнувшим надеждам и решил переключиться на ельца.

Елец в наших местах — это совсем небольшая, но очень красивая и бойкая рыбка, которая очень хорошо отзывается на нахлыстовые мушки. Держится эта рыбка стаями, и поэтому, поймав одного, можно надеяться с этого же места выдернуть еще несколько экземпляров. Основной метод в охоте за ельцом — ловля апстрим, то есть вверх по течению. Как правило, елец кормится на мелководных перекатах, и, если внимательно смотреть, стайки этой рыбки можно увидеть заранее. Но надо учитывать, что елец — рыба довольно пугливая, то есть забросы лучше делать как можно более дальние. Мушку я использую сухую, которая плавает по поверхности воды. У меня для такой рыбалки есть специальные жучки-«муравьи», подаренные моим хорошим товарищем, увлеченным нахлыстовиком и вязальщиком Владимиром Курейчиком. Он, как ни странно, и дал мне первые уроки ловли ельца. Почему странно? Да потому, что живет он в Минске и в Воронеже у родственников бывает лишь раз в году, да и то не каждый год. Но наши реки в плане нахлыстовой рыбалки он знает гораздо лучше многих местных рыболовов, по крайней мере намного лучше, чем я. Так вот, привязал я в качестве приманки одного из подаренных жучков-«муравьев» и стал выискивать ельца. Я, правда, довольно часто отвлекался на фотографирование.

Дело в том, что вглядываясь в воду в поляризационных очках, я стал замечать много, на мой взгляд, интересных композиций. То живописно изгибающиеся на течении водоросли, то странно торчащая под водой коряга, то россыпь мелких моллюсков на мелководье… в общем, я надел поляризационный фильтр на фотоаппарат и предался не менее захватывающему занятию, чем рыбалка. Вы можете спросить — а как же голод, который, как известно, не тетка? На что я, абсолютно не рисуясь, скажу, что лично у меня чувство голода в таких ситуациях уходит куда-то на второй план. Забывается. Конечно, если не видеть пищи несколько дней, наверняка будет не до красот окружающего мира. Но в данном случае, когда я не ел всего меньше суток, увлекшись чем-либо, я голод не замечаю. Только потом, в перерывах или на стоянке, это чувство дает о себе знать.

Несмотря на мои занятия фотоискусством, я все-таки заметил стайку ельцов, и спустя некоторое время в моем садке скопилось достаточное количество рыбы, необходимой для полноценной ухи. Время между тем приближалось к полудню и, определив по навигатору свое местоположение, я понял, если хочу сегодня добраться до устья Ведуги и дойти до Дона, надо опять садиться за весла, тем более что совершенно неизвестно, есть впереди какие-либо препятствия или нет. Как оказалось, сразу же за ближайшим поворотом реку преградил огромный завал из кустарников и стволов деревьев, который пройти по воде было абсолютно не реально. Пришлось разгружать байдарку и перетаскивать все по берегу. Причем вкруговую, то есть сначала поднимаясь, а затем спускаясь по крутому склону, так как пройти непосредственно около реки было невозможно. Но зато потом оставшийся участок до устья я проскочил очень быстро, нигде не останавливаясь, и в результате задолго до восхода солнца сумел погрузить весла в воды Великого Дона.

Здесь с выбором мест для лагеря оказалось все гораздо проще. Но все равно я проплыл вниз по течению какое-то расстояние, прежде чем решился сделать привал. Настало время ЕДЫ! Я нашел на берегу пару брошенных кем-то березовых чурок и приготовился варить уху с помощью оригинального приспособления под названием «индейская свечка».






Показать записи, отмеченные такими же тегами:


Яндекс.Метрика